Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Masha Sharova Piano

"1917"

В выходные, казалось, народ массами ломанулся в кино смотреть фильм Сэма Мендеса о первой мировой войне, очереди стояли. Эту войну мы воспринимаем совсем не так, как вторую мировую. Вторая для очень многих - близко к сердцу, более технологическая, стратегическая, "современная". А первая намного дальше от нас по времени и так мало по сравнению со второй задокументирована, что вроде и война, а вроде и далекая былина, типа сражений Ватерлоо или Бородино, где врукопашную и штыками бились.

Collapse )
Masha Sharova Piano

Итальянский ренессанс в Жакмар-Андрэ, очень красиво!

Кафе частного музея Жакмар Андре, по-парижски атмосферное, предлагает феерический фиговый (ударение на первый слог!) пирог. А в самом музее - уникальная выставка итальянского ренессанса из американской коллекции Алана (Ньюарк), 9 залов! Невероятной красоты событие. «Парижане», не пропустите.



Collapse )
Masha Sharova Piano

"Нормандский Монако" и вилла Диора

Когда-то я читала статистику, что французы потому так плохо говорят на иностранных языках, что за всю жизнь редко выезжают за границу, предпочитая отдыхать и путешествовать на родине. Как вырвавшейся из-за железного занавеса, мне это тогда казалось фу, какой ограниченностью. А сейчас я уже их лучше понимаю, выезжать необязательно, здесь все есть, любой климат, везде красота.

Еще иногда я задумываюсь, где бы поселиться на пенсии, если возможность не работать вообще возникнет, ведь мечтать не вредно. Пока не выбрала между югом и Нормандией, но в последней уже положила глаз на любимый Фекан. A в начале сентября я оказалась в Гранвиле, нормандском городочке ближе к Бретани, недалеко от Мон-Сен-мишель, что внесло смуту в мои пенсионные планы, и теперь я колебусь между Феканом и Гранвилем. При этом чувствую, что как только я сделаю свой выбор, окажется, что во Франции есть еще всякие классные Любероны и Аркашоны, где хорошо жить на пенсии.

Гранвиль называют нормандским Монако - его старинная историческая часть расположена на выдающемся в море куске скалы.


Collapse )

Что творится в Галерее Саатчи

В главной галерее лондонского Челси побывала аж два раза с декабря, первый раз под Рождество за сувенирами, а второй, любуясь на экспонаты в рамках выставки Art Riot: Post-Soviet Actionism (Пусси Райот и другие группы протестного направления).




Немного самых запомнившихся экспонатов, их всего два. Первый - картина коллаж "История России от Рюрика до Путина" группы Голубые Носы. На ней пробы негде ставить, никто не ушёл живым. На самом верху цари-короли, пониже деятели культуры и искусства, в самом низу грустная современность, а все в целом - знаковые персонажи.

Collapse )

Чтоб сказку сделать былью

Открываю для себя удивительные вещи при просмотре фильма "Триумф воли" Рифеншталь (1936 год; о съезде НСДП в 1934, наци-пропаганда). Она очень хорошо поняла силу внушения музыки в фильме: там жестко продуманное музыкальное сопровождение, скомбинированное из эпической немецкой классики и немецких маршей.

Collapse )

Макдональдс VS Икея

Помните, как ходили в Макдональдс в первые годы его появления в России? Как на праздник. Там смотрели других и себя показывали. Это сейчас мы забегаем туда лишь по малой нужде, если приличнее туалета рядом нет. А тогда это был целый романтический поход в ресто для влюбленных, или маршрут выходного дня для семей с детьми.

Макдональдс в выходные планировался аж с четверга. В воскресное утро уже предвкушали. Дети были радостно возбуждены. Красиво одевались в парадную одежду.

Трясясь 24 часа в поезде Пермь-Москва, ехавшие ко мне в гости подружки облизывались: "сходим в Макдональдс, класс!". В Перми Макдональдса не было. Более того, в таких городах не было даже надежды, что он однажды появится.

Кто бы мог подумать тогда, что через 20 лет Макдональдс будет стоять в центре Перми пустынной сиротинушкой. Пооткрывалось столько обжорочек, а вкусы так изменились, что в Макдональдс теперь только пописеть.

Но дело Макдональдса живет.
Collapse )

Романовы для чайников

Посмотрела на ютюбе сериал "Романовы", 8 серий, примерно по два царя на серию. Купилась на множество хвалебных отзывов. Сериал я бы назвала "Романовы для чайников"; тем, кто в истории плох (я в их числе) кое-что и правда будет интересно.

Много пафоса, мало самой истории. Много статистики, личной жизни, мало контекста эпохи. Первое место по чугуну, второе место по стали, здесь перегнали Англию, там обогнали еще кого-то (в полезных ископаемых разумеется). На каком месте по количеству загубленных душ, запоротых крестьян, запытанных дворян, четвертованных солдат, дебильных законов - в сериале скромно упоминается вскользь, внимание не акцентируя.

Статистика в сериале вообще доставляет, наверное это и есть самая интересная часть. Вот например.

Collapse )

"Подстрочник"

Потрясающий семичасовой монолог умнейшей женщины, переводчика, филолога Лилианны Маркович-Лунгиной. Воспоминания о детстве, юности, молодости, да всей жизни в контексте разных миров и эпох. Посмотрела пока только первые четыре часа, полночи не спала - пролетели незаметно. Какая жизнь...

С детства и до 15 лет она прожила в Европе. Первые три серии посвящены воспоминаниям о французском детстве, школе, обществе, погружении в культуру. В то время как отца - советского инженера, работавшего заграницей - в сталинскую эпоху вызвали обратно в СССР и больше не выпустили, мама возвращаться не захотела. Весь подростковый возраст Лилианны прошел с друзьями в Париже и Биарице. И вдруг в 1933-м году мама решает вернуться к отцу в СССР.

Collapse )

Русский язык, каким я его никогда не видела. Евгений Замятин - "Мы"

Недавно сходила в Лондоне на пьесу "1984" Оруэлла. О ней прочла много восторженной критики, что "неординарно, смело, эффектно, пугающе", потому и соблазнилась. Cделано технически интересно, необычно. Актеры были хороши. Но не зацепило, не осталось, вышла из театра - и забыла.

А летом я прочитала роман-антиутопию Евгения Замятина "Мы". Колоссальное впечатление, особенно принимая во внимание время написания - 1927 год. Дневник от первого лица о безупречном сверх-тоталитарном обществе, написанный причудливым угловатым авангардным языком. Я даже не знала о существовании этого произведения, тогда как Оруэлл практически списал свой сюжет с Замятина.

Почему же, - думала я после прочтения, - "1984" стал бестселлером, а силыный, новаторский "Мы", литературно на порядок выше, знают меньше? Именно замятинской книге положено продаваться на всех углах, и именно по ней должны ставиться авангардные пьесы "со спецэффектами" в центральных лондонских театрах.

Collapse )

Язык опасный: читающий может захлебнуться в метафорах. Но я перечитывала абзацами, цепляясь за каждое словосочетание. Вы только вслушайтесь: "рассмеялся остро, ланцетно"; "тумбоного протопал"; "глазами как на рога подкидывал пациентов". Genuis.

Живее всех живых

Многие из нас родились и выросли на улицах Ленина, Правды, ЦККПСС, на Комсомольском и Социалистическом проспектах, не говоря уже о банальном Коммунистическом тупике. После перестройки все эти улицы живо переименовали, а если нет, то люди возмущались, фу совок, надо вернуть исторические названия или дать приличные. Это был пролог.
Наши дни. Не прошло и 13-ти лет жизни в Париже, как я доехала до дома-музея Тургенева в Буживале, городке среднего подпарижья. Ехать туда 40 минут, дорога незнакомая. Утром сижу в гугл мап, изучаю маршрут, смотрю названия улиц.

Collapse )